Дедушка без адреса
Иван Кушов. Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»

Иван Кушов. Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»

В Кирове пенсионер обороняет родной дом, которого формально не существует с 1933 года

Ивану Кушову 2 октября исполнилось 87 лет. За свою жизнь он дважды лишался родного дома в «золотых кварталах» Кирова. Сначала его отобрала советская власть, а сейчас девелоперы из «ОКС завода ОЦМ» угрожают физически выселить старика из дома, который построил его отец.

Тихий район в центре Кирова. Суета магистральных улиц осталась где-то в паре кварталов. Глаз выделяет строящиеся или недавно построенные новые здания на месте старых, полуразвалившихся мещанских домиков.

Я стою у ворот небольшого старого дома, над которым нависает строящаяся многоэтажка. Звонка нет. О моем приходе оповещает лаем крупный пес. На крылечке показывается хозяин.

– Где будем? — интересуется Иван Михайлович. — Во дворе или пройдем в дом?

Старик, цепной пес, скромный зеленый домик и окружившие его элитные новостройки — эта картина передает суть истории, которая произошла здесь.

Как Иван Кушов «продал» дом

Из писем и заявлений Ивана Михайловича Кушова в правоохранительные органы:

«В доме по адресу ул. М. Гвардии, 6 «д» я проживаю с рождения, то есть с октября 1928 года. В ноябре 2013 года ко мне в дом пришел Васенин Артем Владимирович и, представившись риелтором, пообещал мне помочь вернуть в собственность землю у дома, в котором я проживаю, а также содействовать в отмене всех судебных решений, состоявшихся ранее. Васенин сказал, что для того чтобы он мне смог помочь, я должен написать доверенность на его имя. Васенин привел меня к нотариусу для оформления документов. Я ему сказал, что у меня нет с собой очков, но Васенин сказал, что очки мне не нужны, так как все будет законно. Васенин привел меня к нотариусу Карандиной, где я подписал доверенность. Копии он мне не дал. А потом я узнал, что Васенин меня обманул, и в настоящее время, согласно выписке из ЕГРП на недвижимое имущество, правообладателем земельного участка, на котором расположен мой дом, является ООО “ОКС завода ОЦМ”.

Я считаю, что меня обманули, оформив договор купли-продажи дома без моего ведома в феврале 2014 года. О том, что мой дом продан, я узнал только летом 2014 года, после чего я сразу написал заявление в УМВД. Я считаю, что Васенин воспользовался моей малограмотностью, мое образование — 4 класса, и ситуацией, когда в течение нескольких десятков лет я безуспешно добивался возвращения дома, построенного моим отцом и позже отобранного государством в годы репрессий…

Я опасаюсь за свою жизнь и за то, что могу остаться на улице на старости лет. Мне 87 лет, меня легко обмануть. Я всю жизнь честно жил и работал, а теперь вот стал жертвой мошенников. Я ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда, инвалид II группы, репрессированный. Помогите мне вернуть землю и дом, который построил мой отец».

Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»

Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»

Денег за свою сделку купли-продажи Кушов, по его словам, не получал. Хотя, по банковским бумагам, ему перечисляли 7 млн 200 тыс. рублей. Как объясняет старик, Васенин обманом привез его в банк, якобы попросив помочь перевести деньги через его сберкнижку для бывшей жены риелтора. Кушов где-то поставил подпись, и Васенин забрал деньги.

Позиция девелоперов оказалась простой: мы купили землю и хотим ее получить. Поэтому сейчас суды рассматривают вопрос о выселении ветерана.

– Давайте абстрагируемся, — призывает в беседе с РП директор «ОКС завода ОЦМ» Владимир Ширяев. — Вы пришли в магазин. Купили бутылку молока, а вам ее не отдают. У нас ситуация такая же. Она полностью описана в рамках судебного разбирательства. Давать сейчас какие-то комментарии о том, что там может быть построено, я считаю преждевременным. Строить какие-то планы по освоению участка, по строительству на нем я сейчас не могу.

В прокуратуре, которая пристально следит за ситуацией, понимают, что так или иначе ситуация должна найти правовое решение.

– В рамках гражданского дела установлено, что подпись в договоре купли-продажи принадлежит Кушову. Подпись за получение денежных средств тоже принадлежит Кушову. Этот факт им не отрицается. Бывают разные ситуации, — признает прокурор, младший советник юстиции Ольга Румянцева. — Мы сталкивались с фактами злоупотреблений со стороны продавца. Пока не доказано иное, я не могу исключать ни тот, ни другой вариант. Если в рамках уголовного дела будет доказано, что эти действия Кушовым были выполнены с введением его в заблуждение и что он не осознавал до конца характер своих действий, тогда будут основания признать договор купли-продажи недействительным. При этом мы понимаем последствия выселения человека, что называется, на улицу. Поэтому попросили суд приостановить производство до выяснения обстоятельств уголовного дела. Но сроки у суда тоже ограничены. Продлевать вынесения решения до бесконечности нельзя.

История дома — история человека

– Про отца сначала, — готовится рассказывать дед Ваня. — Отец получил раздел с младшим братом. Ему дали 300 рублей денег, корову и лошадь. На эти деньги он решил строиться. Купили в районе дом, флигель и баню. Погрузили на платформу. Привезли в Вятку. Это было в 1926 году. Восемь братьев. Кустари-краснодеревщики. Все сделали моментально. В 1929 году дом уже был застрахованный.

Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»
Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»

В 1932-м отца Кушова забрали на Беломорканал за антисоветскую деятельность. Пока он проводил два года на грандиозной стройке, семья и лишилась прав на свой же дом — его передали местному совету.

После возвращения отца направили в Томск учить молодежь ремеслу краснодеревщика. А когда он вернулся и оттуда, в 1936 году, стало окончательно понятно, что жить в собственном доме придется на птичьих правах.

– Начал расстраиваться. И дорасстраивался. В 1937 году его парализовало. Вот здесь он лежал, кровать стояла, — дед Ваня показывает на место, где как раз стоит мой стул.

Небольшие окошки почти не пропускают дневной свет. Не из-за своего размера. В полуметре от них девелопер распорядился поставить стенку из бетонных блоков. От полутьмы спасает только слабый желтый свет лампы, и лишь он создает хоть какой-то уют. Царит хаос холостяцкого жилища. С женой Кушов расстался где-то на рубеже 60–70-х. Когда выяснилось, что она изменяла, она забрала малышей-близнецов и уехала в Сибирь к своим родственникам.

Но это другая история. А пока старик продолжает:

– Перед смертью отец отдал мне все документы на дом, какие были. «Бери, храни, — говорит. — Когда-нибудь придет справедливость». Мне тогда было 11 лет. Я эти бумаги отнес в сарай и там спрятал. Что я, пацан, мог тогда сделать?

Только в начале 60-х Иван Михайлович попытался вернуть права на дом. Но не преуспел. Получил лишь два административных ареста и совет умных людей: «Не высовывайся больше, Ваня! А то срок дадут».

Строитель

Пытаюсь сбить Ивана Михайловича с темы дома: учеба, как пережили войну, что было после.

– В 14 лет начал учиться. У меня 2 октября день рождения, а 20-го пришла повестка — в железнодорожное училище. Я с 1942 года там… Началась перестройка, — он пытается вернуться к теме дома, но я настойчиво прошу остаться в 1942-м. — Так что там рассказывать? У меня есть, принесу показать…

Дед несет из соседней комнаты толстую пачку ксерокопий. Вместо рассказа протягивает документ об окончании училища.

– А после окончания? — жду рассказа, но вместо этого он показывает следующий документ, в котором значится, что Ивана Кушова после учебы оставили работать при первом кировском железнодорожном училище.

– А после? — дед Ваня вручает следующую ксерокопию.

Где-где, а в документах у него абсолютный порядок. Иван Михайлович без труда находит в объемной кипе бумаг нужные страницы. Пытаюсь разобраться в записях трудовой книжки: поощрения, награды, премии.

В начале пятидесятых молодой Ваня Кушов подрядился электриком на строительство тоннеля под Татарским проливом, отделяющим Сахалин от материка. В трудовой книжке это место работы обозначено «Стройка № 6».

– Денег надо было заработать. Поехал. Но, как Сталин умер, стройку сразу законсервировали. Пришлось возвращаться, — говорит с явным сожалением в голосе.

Есть о чем сожалеть, говорит. Вспоминает купленную у нанайцев горбушу, трехлитровую банку с икрой после своих голодных военных лет: пустых капустных щей, заработанной в подсобном хозяйстве буханки ржаного хлеба, благодаря которой семья выжила, когда из их дома вор похитил все продуктовые карточки.

После возвращения с Дальнего Востока Иван Кушов устроился в кировскую строительную организацию, где и проработал больше 20 лет. Дом советов, где сейчас располагается правительство Кировской области, строил именно он.

– Я же простой электрик. Куда пошлют, там и работал, — скромно подытоживает эту часть беседы Иван Михайлович.

Нет собственности, нет конфискации

На пенсии Кушов занялся домом. Сам протянул водопровод. Вместо печки сделал котел в подвале и центральное отопление.

Тем временем грянула перестройка. Отца реабилитировали. Самое время вернуть и дом, решили Кушовы. Иван Михайлович достал припрятанные бумаги и отправился по инстанциям. Хождение продолжалось почти 10 лет, пока в 1995-м суд не вынес окончательное решение — в иске отказать.

– Как так! — недоумевает старик. — Дом изъяли по суду, а они пишут, что он не был конфискован и в государственную собственность не переходил.

Иван Михайлович демонстрирует один документ за другим. Пробегаю их глазами и тут понимаю: дом действительно не конфисковали, его вместе с флигелем изъяли на «гражданских» основаниях.

– Ни в собственности Ивана Михайловича, за исключением нескольких дней между приватизацией и продажей застройщику, ни его отца, ни его матери этот дом действительно никогда не был, — позже подтвердил мои догадки юрист Владимир Марков, который помогает деду Ване отбиваться от девелоперов из «ОКС завода ОЦМ». — В 1926 году Михаилу Петровичу Кушову, отцу, в аренду был передан земельный участок для строительства дома. После того, как отец Ивана Михайловича был отправлен по этапу в лагеря, пришла комиссия, которая на основании мелких недочетов не приняла дом. Был акт, в котором было написано, что какие-то доски неправильно прибиты. Мелкие недоделки, которые устраняются за пару часов. Но человек-то сидит. С этим актом чиновники идут в суд. Решением суда договор аренды земли был с Кушовым-старшим расторгнут. Дом отошел государству. Он действительно не был конфискован, а таким вот обходным путем оказался на балансе местного совета.

В частных беседах сотрудники правоохранительных органов констатируют, что доказать мошенничество со стороны риелтора Васенина почти нереально, несмотря на все внимание к этому делу со стороны больших начальников.

– Сейчас не 37-й, не 33-й, — в голосе сотрудников звучит беспомощность перед бездушием юридической машины. — Вина мошенника должна быть доказана. Без этого, чтобы признать сделку купли-продажи недействительной, нужен поистине высший юридический пилотаж. 

Читайте в рубрике «Общество» Любимые автомобили российских охотниковКаким должен быть автомобиль, транспортирующий человека с ружьем на место охоты и обратно? Любимые автомобили российских охотников

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»