Синдром наблюдателя
В палатке для обогрева бездомных людей. Фото: Павел Смертин/ИТАР-ТАСС

В палатке для обогрева бездомных людей. Фото: Павел Смертин/ИТАР-ТАСС

Почему россияне боятся помогать прохожим на улице

Год назад в интернете появился ролик, создатели которого решили проверить, как реагируют прохожие в Санкт-Петербурге, видя, что человеку плохо. В центре города на него почти никто не обращал внимания. Психологи нашли оправдание: по их мнению, такое могло случиться лишь в мегаполисе, где каждый надеется, что поможет кто-то другой из толпы. В глубинке подобное невозможно в принципе: чем меньше город, тем внимательнее к окружающим люди. Опровержением стал недавний случай в деревне в Кировской области, где лежавший на улице мужчина умер от заболевания органов дыхания, потому что помощь не подоспела вовремя. После этого региональный СК обратился к населению с просьбой не быть безразличными друг к другу. 

«Русская планета» выясняла, почему мы становимся глухи к чужой беде на улице и как эту тенденцию переломить.

Кризис доверия

Равнодушие в России свидетельствует о глубоком кризисе доверия друг к другу, убеждены опрошенные «Русской планетой» эксперты.

— Это проявляется даже на бытовом уровне, — рассуждает культуролог Вадим Завадский. — Чему родители учили детей в советские времена? Что ключ от двери в квартиру нужно взять под ковриком, а на улице, если что-то случится, необходимо сразу же попросить помощи у прохожих. А чему учат своих чад современные родители? Что любой человек на улице — это источник потенциальной опасности. Если он к тебе подойдет или обратится, нужно убегать или громко кричать. Ни в коем случае не садиться в машину к незнакомцам, не слушать их объяснения и не принимать подарки. Когда воспитанный на страхе перед окружающими ребенок вырастает, он никогда не придет на помощь человеку, потерявшему сознание на улице. Он увидит в нем исключительно угрозу, а не того, кто попал в беду.

К сожалению, для подобного недоверия есть и объективные основания. Чаще всего к состраданию взывают именно мошенники. Они собирают средства на помощь якобы умирающему ребенку, просят милостыню, выдавая себя за бывших «афганцев» или «чеченцев», умоляют дать денег на билет до дома, потому что их «ограбили». Вариантов обмана тысячи.

— Несколько раз попавшись на удочку мошенников, человек, и без того изначально относившийся к окружающим настороженно, усваивает урок: остановишься помочь — останешься без кошелька, а то и того хуже, — продолжает Вадим Завадский. — Причем кризис доверия людей друг к другу усугубляется глубоко укоренившимся в общественном сознании недоверием к представителям власти и правоохранительным органам, тоже имеющим под собой определенные основания.

Врачи скорой помощи оказывают медицинскую помощь на улице

Врачи скорой помощи оказывают медицинскую помощь на улице. Фото: Семен Лиходеев/ТАСС

Вадим Завадский рассказал, как однажды увидел лежащую на улице женщину, на которую никто не обращал внимания. Попытался ее поднять и усадить, вызвал скорую. Однако первыми почему-то приехали не врачи, а полицейские. И начали они с того, что попросили добровольного помощника вывернуть карманы и открыть сумку — хотели убедиться, что он ничего не украл под видом помощи, а потом еще и потребовали объяснений, зачем он «приставал» к женщине на улице. Вряд ли человек, которого так «отблагодарили» за милосердие, захочет еще раз оказаться в подобной ситуации.

«Защитная стена»

Еще один фактор, уменьшающий шансы получить помощь от окружающих, — это чрезмерная загруженность россиян собственными проблемами.

— Каждый человек может вынести лишь определенное количество негативного внешнего давления, — поясняет психолог Ольга Серкова. — Если некто регулярно чувствует себя униженным и оскорбленным, недоволен своей социальной ролью, уровнем доходов, то при превышении уровня негативного фона извне этот человек вырабатывает стандартный способ защиты от реалий жизни, а именно становится равнодушнее ко всем без исключения внешним стимулам. Он ставит между собой и окружающим «защитную стену». После этого он вряд ли отреагирует на прохожего, потерявшего сознание на улице, ведь тот становится всего лишь еще одним раздражителем, нарушающим хрупкое душевное спокойствие.

Ольга Серкова полагает, что есть прямая закономерность: чем ниже уровень жизни в стране, тем меньше готовность людей прийти на помощь окружающим.

По ее мнению, на сегодняшний день россиянам еще не настолько тяжело, чтобы пытаться ограбить беззащитного прохожего, лежащего на тротуаре, но уже достаточно некомфортно, чтобы не прийти ему на помощь. Поэтому равнодушие к окружающим свидетельствует об ухудшении социального самочувствия россиян.

— То, что потерявшему на улице сознание человеку не помогли не в мегаполисе, а в так называемой малой России, в деревне — это наиболее тревожный симптом, — соглашается кандидат социологических наук Сергей Меркушев. — Российская глубинка считается последним оплотом традиционных для русской ментальности отношений взаимопомощи. Разрушение традиций говорит о том, что психическое здоровье наших граждан уже серьезно подорвано длительным и постоянным стрессом.

Кто-то должен быть первым

Россияне не спешат помочь человеку, которому стало плохо на улице, поскольку не знают, как это сделать. Они боятся причинить вред неграмотными действиями и взять на себя лишнюю ответственность.

— Отсюда и парадокс: если хоть один человек из толпы решит помочь прохожему, которому стало плохо на улице, то уже через несколько минут вокруг образуется целая толпа, тоже наперебой предлагающая помощь, — поясняет психолог Роман Ольшевский. — Если бы не было этого самого первого прохожего, решившего вмешаться в происходящее, они бы спокойно прошли мимо. А когда нашелся человек, с которым можно разделить ответственность, если вдруг что-то пойдет не так, то степень риска уменьшается до психологически приемлемого. Возникает диффузия ответственности. И люди спешат помочь.

Стать первым, кто придет на помощь, мешает также боязнь неверно понять происходящее. Удары за стенкой — это ремонт или драка? Крики под окном — призыв о помощи или вопли пьяной компании? Лежащий на тротуаре — потенциально опасный наркоман, алкаш или же человек, которому стало плохо? Быстро и точно оценить ситуацию сложно, а степень ответственности за ошибку высока — можно поставить под угрозу собственную безопасность. Даже если неприятных последствий не будет, человек как минимум рискует выставить себя в глупом или смешном свете. А никто не хочет выглядеть неадекватным.

— Мы проводили опросы, почему люди не приходят на помощь потерявшим сознание на улице или не пытаются прекратить насилие, творящееся на их глазах, и получили схожие результаты, — подтверждает Сергей Меркушев. — Самый распространенный ответ звучал так: «Нам сложно разобраться в ситуации, подоплека которой неизвестна». Сомнения в своей оценке и в своем праве вмешиваться в жизнь других людей в конечном итоге приводят к бездействию.

— Не уверенные в правильности собственной оценки люди предпочитают ориентироваться на поведение других, — продолжает Роман Ольшевский. — Если другие прохожие не реагируют, значит, вероятнее всего, и им не стоит «совать свой нос в чужие дела». Чтобы разорвать круг равнодушия, должен найтись человек, способный мыслить самостоятельно и знающий, что делать.

Врачи скорой помощи во время вызова

Врачи скорой помощи во время вызова. Фото: Сергей Куликов/Интерпресс/ТАСС

Опыт зарубежных психологов показывает: если людям объяснить, как они должны действовать в типовых ситуациях, то они гораздо чаще начинают вмешиваться в происходящее. В 70-х годах прошлого века полиции с трудом удавалось поддерживать порядок на улицах Нью-Йорка. И тогда психологи предложили властям регулярно рассказывать горожанам, какой должна быть эффективная стратегия их поведения на улицах. Что и как они должны делать, если видят, что некто вскрывает автомобиль. Как следует поступить, если они стали свидетелями нападения. И как нужно помогать прохожему, которому стало плохо на улице. Результаты простого решения оказались впечатляющими: уровень преступности начал снижаться, а жители Нью-Йорка стали в разы активнее вмешиваться в происходящее.

Врач и священник: «Помогать нужно всем»

— По-моему, глубоко аморально выбирать, кто заслуживает помощи, а кто нет, мы же не боги, — говорит врач-реаниматолог Яков Шульман. — Но если совесть позволяет пройти мимо пьяницы или наркомана, то тогда стоит хотя бы научиться отличать по внешнему виду тех, кто лежит на улице, потому что у них приступ. Для начала подойдите поближе и посмотрите, не идет ли пена изо рта. Если она есть, а у человека судороги, то это эпилепсия.

При инсульте нужно попросить человека, если он в сознании, улыбнуться, поднять обе руки или высунуть язык — он не сможет нормально этого сделать. Как вариант, можно попросить произнести самую простую фразу, что у него тоже не получится. Если прохожий задыхается, у него клокочет в груди, он весь покрыт потом, то у него инфаркт. Если он периодически вообще не дышит или делает это слишком редко или часто, а при дыхании слышны хрипы, то это, возможно, отравление.

— Если не хотите или не можете сами оказать первую помощь, то хотя бы вызовите скорую. Чтобы спасти жизнь человека, важна каждая минута, — продолжает Яков Шульман. — А если готовы спасти жизнь пьяницы, то следуйте простому правилу: перед тем как поднимать выпившего, сначала спросите у него разрешения. Тогда вы избежите агрессии в свой адрес. Если же пьяный потерял сознание, то усадите его так, чтобы он не упал и не захлебнулся рвотными массами. И, конечно же, позвоните в скорую. На мой взгляд, нет и не может быть никаких оправданий, чтобы не помочь прохожему, которому стало плохо на ваших глазах. Ведь завтра на его месте можете оказаться вы.

Православная церковь придерживается по этому вопросу той же точки зрения, что и врач-реаниматолог.

— У меня был как-то такой случай. Возвращаемся мы со службы с одним батюшкой и видим, как возле дороги лежит пьяный, — рассказывает протоиерей Михаил Широков. — Батюшка посмотрел на него, потом на меня и говорит: «Это искушение». Я спрашиваю: «А в чем искушение-то?» А он отвечает: «И не помочь нельзя, а поможешь — потом проблем не оберешься». И все же помочь несчастному, нуждающемуся нужно. Если нет сил сделать это самому, то надо хотя бы позвонить в скорую. Особенно если выпившему человеку грозит опасность — он может замерзнуть, попасть под машину. Нельзя брать грех на душу. Помолиться за его спасение мало, надо помочь делом.

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»