Лапти для «Матильды»
Вятский лапоть. Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»

Вятский лапоть. Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»

Как в Кирове делают национальную российскую обувь

Вятские кустари получили заказ на 300 пар лаптей для фильма «Матильда» режиссера Алексея Учителя. Лапти отправились на киностудию накануне фестиваля «Вятский лапоть» в Кильмези.

Кильмезь — маленький, удаленный от основных трасс, спрятанный в лесах райцентр в 250 км от Кирова. Главный по лапотному ремеслу человек — Магсум Габдулхаков, президент фонда «Народный дом». Именно его организация взялась за заказ для режиссера Учителя. Кроме того, Магсум — основатель, идеолог и один из организаторов «Вятского лаптя». Мы встречаемся на фестивале, но сразу поговорить не удается — Магсум Габдулхаков отвечает за встречу делегаций из соседних регионов, круглые столы и торжественные церемонии с губернатором. Он знакомит меня со своей коллегой Екатериной Рухлядьевой. Ей поручили в этот раз проводить мастер-класс по плетению лаптей. Катя занимается народными промыслами уже 10 лет. Периодически она смущенно извиняется, что руки немного отвыкли, получается не так быстро, как раньше, кое-что приходится вспоминать — декрет.

– Раньше лапти плели в основном из лыка и бересты, — рассказывает Екатерина, и уточняет, что лыко — это внутренний слой липовой коры. — Причем заготавливают его в определенное время. Самым оптимальным считается пара недель, когда дерево набирает цвет и зацветает. Это период интенсивного движения сока. В это время лыко обладает наибольшей эластичностью, с ним удобней всего работать. Хотя хранить заготовленную липовую кору можно в течение года при специальных условиях, но со свежим лыком работать куда приятней.

Мы сидим на поляне в сквере. Стол и стулья нам заменяют несколько толстых тюлек. За разговорами Екатерина начала плести маленький лапоток и попутно делает подсказки мальчишке лет девяти, который решил попробовать себя в этом промысле.

– Русские лапти плетутся с носка, а татарские и марийские — с пятки. Там веревка вплетается сразу, поэтому плести их даже легче. Мастера начинают плести лапоть на колене. Получается такая удобная форма для пятки, — Катя отвлекается от рассказа, чтобы объяснить ребенку одну из сложных деталей. — Эта лента переплетается, укладывается сверху, переворачиваем. Эта ленточка сюда вверх, а эта вниз. Обычно ленты заготавливают сразу длинные — 2–3 метра, чтобы хватило на слой. Но можно использовать и более короткие, срастить. Вот так…

– Удмуртские лапти плетутся немного иначе. Там своя изюминка, — продолжает рассказ мастер. — Каждая национальность вносила что-то свое. Я показываю медленно. Каждую ленточку нужно подтягивать. Так получается прочней и аккуратней. Мастера плетут быстро-быстро. Даже увидеть не успеваешь, не то, что запомнить. Чтобы сплести пару, обычно уходит часа два. Раньше выплетала по шесть пар в день. У мастеров лаптей на продажу сегодня очень мало, все раскупают.

Екатерина Рухлядьева плетет лапоть. Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»

Екатерина Рухлядьева плетет лапоть. Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»

Оказывается, лапти — вещь далеко не одноразовая и довольно крепкая. Подошву в них делали трехслойной, вплетая дополнительную ленту. Это, пожалуй, одна из самых сложных операций. Ведь продеть лыковую ленту в уже фактически готовый, плотно сплетенный лапоть — дело не простое. Для этого используется специальный инструмент, который у каждого народа называется по-разному: «калачок», «шишле», «кочадык», но выглядит одинаково.

Тем временем Екатерина продолжает плести лапоток, который выходит на удивление плотным и аккуратным.

– Их же раньше и зимой носили. От сырости и мороза лапти буквально деревенели. Поэтому бабушки, которым в детстве довелось ходить в лаптях, говорят: «Нам и даром не надо. Мы в них находились, больше не хочется», — разговор периодически прерывается, люди подходят, интересуются: что, как, сколько стоит, можно ли попробовать самим.

Среди прочих прошел и губернатор со свитой. Посмотрел, пошутил, предложил своим замам освоить это ремесло. А лыковые ленточки тем временем ловко переплетались в руках у Екатерины, точно также как и в руках мастеров-лапотников 100, 200, 1000 лет назад. Высокие гости проследовали дальше, а лыковые ленты продолжали протискиваться в тугие переплетения. Еще немного и первый на сегодня лапоток Екатерины был закончен.

«Народный дом» располагается в паре сотен метров от сквера, в котором разворачивалось фестивальное действо. Там меня ждем Магсум.

– Когда я работал в леспромхозе секретарем комсомольской организации, мы заезжали в настоящие медвежьи углы, — после нашей первой встречи Магсум Габдулхаков уже успел сменить официальный костюм на клетчатую рубашку, в которой он выглядит куда более органично. — Там встречали мастеров, они плели для себя, может для соседа. И это исчезало потихоньку. Я начал снимать фильмы о труде лапотников. На них мы начали учиться. Представьте: у вас в деревне ни связи, ни интернета, закрыта школа, клуб, магазин убрали. Человек возвращается в то состояние, которое было 100 лет назад. А плетение лаптей оказалось востребованным ремеслом. Народные костюмы шьют — к ним нужна обувь. В последнее время ребята, которые занимаются исторической реконструкцией, после того, как освоили оружие и одежду, начали интересоваться и лаптями.

Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»

Фото: Алексей Вологдин / «Русская планета»

Вот так, через народную дипломатию, клубы, небольшие сюжеты на телевидении информация о кильмезских умельцах дошла и до столичных производителей фильмов. Как рассказал Магсум Габдулхаков, оказалось, что в короткие сроки изготовить 300 пар лаптей от 34 до 52 размера не взялся больше никто в России. Да и в кильмезском «Народном доме» долго сомневались, смогут ли осилить такой заказ.

Семь мастеров два месяца плели лапти для фильма. Сейчас они уже стали частью костюмов и появились в сцене на Ходынском поле. Этот эпизод войдет в картину о судьбе известной балерины рубежа XIX–XX вв. Матильды Кшесинской.

– Больших денег это ремесло не приносит. А вот занять человека и увлечь его по-настоящему — может! Наша задача обучить людей, — признается Магсум Габдулхаков. — У нас пока не получается работать на склад. Чтобы пришел заказчик, а у нас 100 пар таких, 100 пар других. А сейчас по стране столько фестивалей. О-о-о! От Владивостока до Калининграда! Можно КАМАЗами отгружать.

Есть у Габдулхакова мысли о том, как можно наладить сбыт. Главная сейчас задача — организовать обучение. Но для этого нужна государственная поддержка. Президент «Народного дома» прекрасно понимает, что для ее получения свои идеи нужно продвигать. Для этого, видимо, он и попридержал информацию о заказе от киногруппы Алексея Учителя, и разместил ее перед самым началом фестиваля.

А как по-другому? Это 100–200 лет назад лапти были предметом повседневного спроса. А сейчас, чтобы продать сотню пар лаптей без знаний из менеджмента и маркетинга, помноженных на народную смекалку, не обойтись. Иначе порвется лента времен, возникнет пробел в традициях многих этносов, для которых лапти стали незаменимым элементом народной культуры, который нельзя терять.

Читайте в рубрике «Общество» С Нового года мусор в России будет жить по-новомуСтанет ли в стране меньше отходов, и во что нам это обойдётся? С Нового года мусор в России будет жить по-новому

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»